ПУТЬ ПАСТЫРЯ
О жизни и служении
митрофорного протоиерея

Владимира Феера
Приветственный адрес митрофорному протоиерею Владимиру Фееру от клириков и мирян Павловского кафедрального собора и храмов Гатчинского городского благочиния
в день 25-летия служения в должности настоятеля Павловского собора


Досточтимый отец Владимир!

Нынешнее празднование 25-летия Вашего служения в должности настоятеля Гатчинского Павловского кафедрального собора дает прекрасный повод отметить Ваши труды во славу Русской Православной Церкви и на благо народа Божия.

Вы выбрали путь служения Христу в годы богоборочества, следуя примеру родного отца, митрофорного протоиерея Михаила. В то время путь служения в православной Церкви сулил лишь насмешки, скорби и притеснения со стороны безбожного окружения. Несмотря на это, Вы, по своему неизменному желанию служить Богу, прошли служение в должности иподиакона и чтеца, а в 1982 году были рукоположены во диакона. Уже в то время старшие священники (протоиереи Иоанн Кондрашов, Борис Воскресенский, Василий Бутыло) отмечали в Вас целеустремлённость и прилежание к службе Божией, а Вы, в свою очередь, с сыновней благодарностью перенимали опыт маститых пастырей.

Все годы Вашего служения (а это без малого 40 лет!) связаны с главным храмом Гатчины – Павловским кафедральным собором. Здесь Вы начинали службу псаломщиком, совмещая её с учебой в Ленинградской духовной семинарии. Будучи семинаристом, Вы были посвящены в сан диакона, а позже – и священника к Павловскому собору. Когда же Вы стали настоятелем собора, многое стало меняться в его жизни. Одним из первых Ваших деяний в этой должности стало создание профессионального церковного хора, двери храма стали открываться на целый день, чтобы каждый желающий мог зайти в дом Божий.

Теперь, когда минуло 25 лет настоятельства в соборе во имя апостола Павла, более 20 лет руководства одним из лучших благочиний Гатчинской епархии, Вы не перестаёт ревностно трудиться во славу Святой Церкви.

Время Вашего служения промыслительно совпало с тем периодом в жизни православной Церкви, который можно по праву назвать вторым Крещением Руси. Миллионы людей в эти годы открыли для себя сокровищницу веры Христовой и пришли в Церковь.

Именно в это время Господь призвал Вас к служению в должности благочинного, в которой Вам довелось освятить 27 престолов, проводя неустанную работу с приходами, начиная с первого приходского собрания и заканчивая освящением и помощью в организации приходской жизни храма.

В жизни редкого священника случаются события, которые поистине можно назвать историческими. В Вашей жизни они были, и в них Вы принимали непосредственное и деятельное участие. Первым из таких дел можно назвать восстановление крестного хода с Гатчинскими святынями из церкви Гатчинского дворца в Павловский собор. Он не проводился более 70 лет. И вот теперь, благодаря Вашим трудам, проходит ежегодно. Также, благодаря Вашей инициативе и настойчивости, улице Соборной было возвращено её историческое название.

Вы приняли активное участие и в подготовке прославления преподобного Серафима Вырицкого. А спустя несколько лет – прославления, обретения и пренесения в Гатчину св. мощей преподобномученицы Марии Гатчинской. Теперь, как бы в продолжение этой работы по прославлению святых, на Вас владыкой Митрофаном возложено ответственное послушание председателя Комиссии по канонизации святых Гатчинской епархии.

За 25 лет служения в должности настоятеля главного собора Гатчины Вами было осуществлено немало полезных проектов, оказана помощь и поддержка остро нуждающимся горожанам и жителям района, установлены добрые отношения со многими трудовыми коллективами, налажены тесные связи с воинскими частями, образовательными заведениями, учреждениями культуры. Вы входите в состав Консультативного совета при главе администрации Гатчинского района, а также в Общественный совет при УВД по Гатчинскому району, не один десяток лет духовно окормляете местное казачество.

Особое внимание Вы уделяете просветительской деятельности, которую считаете неотъемлемой частью жизни прихода. Вашими заботами церкви возвращено здание воскресной школы. Являясь её директором, Вы проявляете заботу о подборе педагогических кадров, учебном процессе и летнем детском отдыхе, перспективах развития школы. Это учебное заведение хорошо известно в Гатчине и за ее пределами. Теперь школа приобрела статус общеобразовательного учреждения. Концерты хоровой студии, рождественские и пасхальные городские праздники, фестивали духовной музыки, выступления в Гатчинском дворце-музее и концертных залах Санкт-Петербурга, участие в различных выставках изделий прикладного искусства – вот далеко не полный перечень тех мероприятий, которые организует коллектив воскресной школы.

Ещё в самом начале своей деятельности в должности настоятеля собора Вы положили начало его издательской деятельности выпуском брошюр о Таинствах Церкви, истории храма, календарей и икон.

В Гатчине впервые за время существования города стала выходить православная газеты «Нечаянная радость», так полюбившаяся горожанам за 15 лет издания. На смену ей пришёл сайт благочиния, который считается одним из лучших в епархии. Благодаря Вашей активной поддержке, Павловский собор выпустил три документальных фильма, посвященных истории собора, подвигу святой Марии Гатчинской и гатчинских священников, расстрелянных в 1938 году.

Павловский собор проводит большую благотворительную работу. По инициативе настоятеля много лет приход окормлял детей-сирот из приюта в пос. Новый Свет.

Духовная и материальная поддержка оказывается также Обществу инвалидов по зрению, Обществу Красного Креста, обществу бывших малолетних узников, Дому ветеранов, психо-неврологическому интернату г. Гатчины. По Вашей инициативе, дорогой отец Владимир, развивается деятельность сестричества во имя преподобномученицы Марии Гатчинской при Павловском соборе.

За годы настоятельства, служения на посту благочинного Вы сумели подвигнуть на добрые, благотворительные дела многих руководителей местных предприятий и организаций, депутатов Законодательного Собрания Ленинградской области, выступая с поддержкой различных духовно полезных и важных инициатив, направленных на укрепление веры и благочестия всех тех, кто находит или ищет себе дорогу в храм.

Велик Ваш вклад в дело возрождения духовности в Гатчине, Гатчинском и Волосовском районах. И неслучайно при образовании Гатчинской епархии Вы были назначены членом епархиального совета.

В этом кратком приветствии невозможно перечислить все дела, которые Вы совершили во славу Божию, но они остаются в памяти людей и получают достойную оценку.

За многолетний добросовестный труд, активную работу по восстановлению духовных памятников культуры благочинный Гатчинского округа, настоятель Павловского кафедрального собора протоиерей Владимир Феер отмечен многими церковными и государственными наградами.

Среди них – Патриаршие ордена святого князя Владимира и преподобного Серафима Саровского, митра, право служения литургии с отверстыми Царскими вратами по "Отче наш", епархиальные – медаль преподобного Серафима Вырицкого, медаль преподобномученицы Марии Гатчинской, а также государственные - медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» второй степени и почетный знак Президента России «Защитник Отечества», Почетные грамоты губернатора Ленинградской области, глав администраций Гатчины и Гатчинского района, многочисленные награды различных общественных организаций. И это награды – за конкретные дела.

Гатчина благодарна за такого доброго пастыря - храмостроителя, просветителя, благотворителя.

Поздравляя и разделяя с юбиляром радость этого дня, от всего сердца желаем Вам, досточтимый отец Владимир, крепости душевных и телесных сил и помощи Божией в дальнейших трудах на благо Русской Православной Церкви, Гатчинской епархии и народа Божия на многая и благая лета.







Юбилейное празднование дает прекрасный повод отметить Ваш неутомимый труд на благо Санкт-Петербургской епархии. Ваше образцовое служение как благочинного Гатчинского округа и как настоятеля Павловского собора, которое Вы несете со тщанием и страхом Божиим, достойно похвалы и уважения. Вы всегда выступаете с поддержкой различных духовно полезных и важных инициатив, направленных на укрепление веры и благочестия всех тех, кто находит или ищет себе дорогу в храм.
Желаю, чтобы Господь даровал Вам здравие, спасение и благое поспешение во всех Ваших начинаниях, творимых ради духовного процветания паствы, благоденствия приходов всего Гатчинского благочиния, украшения его святых храмов и славы Санк-Петербургской епархии на многая и благая лета!



ВЛАДИМИР,
митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский
20 марта 2008 г.
Награждение митрой 4 мая 2008 г.
За многолетний добросовестный труд, большой вклад в нравственное и духовное воспитание населения г. Гатчины и района, активную работу по восстановлению духовных памятников культуры благочинный Гатчинского округа, настоятель Павловского кафедрального собора митрофорный протоиерей Владимир Феер отмечен многими церковными и государственными наградами, среди которых – Патриаршие ордена святого князя Владимира и преподобного Серафима Саровского, митра, право служения литургии с отверстыми Царскими вратами по "Отче наш", медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» второй степени и почетный знак Президента России «Защитник Отечества», а также многочисленные награды различных общественных организаций.



Сила предков
Фамилия Феер для русского уха звучит непривычно, но в той местности, откуда родом протоиерей Владимир Феер, одна из наиболее распространенных. Местность эта особенная, именуется она – Закарпатская Русь.
Природа Закарпатья
Закарпатская Русь расположена на юго-западных склонах и предгорьях Восточных Карпат, а также включает Закарпатскую низменность. На юге область граничит с Румынией, на юго-западе – с Венгрией, на западе – со Словакией и на северо-западе – с Польшей. На севере и востоке область граничит с двумя областями современной Украины – Львовской и Ивано-Франковской.

Закарпатье – край уникальной природы, недаром его называют «маленькой Швейцарией». Чистый, пьянящий воздух, величественные и могучие лесные массивы, богатые своими дарами круглый год, захватывающие дух горные реки, удивительная флора и фауна, рощи, лиственные леса на склонах с тропками, которые ещё нужно поискать и горные реки с водопадами с чистой и, очень часто, целебной водой – все это Закарпатье!

Древние корни этой фамилии можно почерпнуть в реестре переписи населения Древней Руси в период Иоанна Грозного
Фамилия Феер числится довольно уникальной на территории России. В имеющихся значимых старых хрониках однофамильцы относились к высшему обществу из русского псковского дворянства в XV-XVI веках, имеющих в своем распоряжении почтенную царскую привилегию. Древние корни фамилии можно почерпнуть в реестре переписи населения Древней Руси в период Иоанна Грозного. У царя существовал особый реестр княжеских и ярких фамилий, которые вручались придворным только в случае особых заслуг или награды. Поэтому фамилия Феер донесла собственное индивидуальное значение и является исключительной.

Образована она, вероятнее всего, от старо-немецкого слова ver(e) – «перевозчик, паромщик, лодочник» и часто встречается в Цюрихе, где в документах 1469 года впервые упоминается Feer. Можно предположить, что основатель рода Феер был паромщиком или лодочником. Однако современные носители этой фамилии в Закарпатье, считают, что это упрощенная венгерская фамилия Фегер, так как веками русины жили в Закарпатье вместе с венграми.

Закарпатье прекрасно в любое время года
Особое значение для формирования Закарпатской Руси имели русины – особая, героическая народность, сохраняющая свою самобытность на протяжении веков среди иноязычных и иноверческих племен. По преданию произошла она от малого племени Руси при святом князе Владимире и князе Ярославе Мудрого входила в Киевскую Русь. В X веке русины были отделены от большой Руси под напором венгерских завоеваний. Но память о былой Родине осталась. Русины Закарпатья всегда оставались небольшим, но сильным форпостом русскости на окраине славянского мира. Из-за того, что русины Карпат рано оказались в изоляции, они не участвовали в формировании русского, белорусского и украинского этносов, сохранив многие архаические традиции и элементы культуры древнерусского государства. Преданность православию у русинов исчисляется более чем тысячелетним достоянием, так как они одними из первых славянских народов приняли православие, вероятно при свв. Кирилле и Мефодии, в IX веке. А потом непреклонно вели долгую борьбу за свою культуру, язык, веру, а также право оставаться русскими. Даже именование свое русины обрели благодаря стоянию в православной вере. И такая приверженность Православию не могла не сказаться на всех народностях, живущих на территории Закарпатской Руси. Поэтому главное, что объединяет всех, кто здесь живёт, – это православная вера, любовь к Православной Церкви и древним духовным традициям.

Это многое проясняет в характере протоиерея Владимира Феера, корнях и истоках его ревностного служения Православию.



Храм Святой Троицы, в котором крестили будущего о.Владимира
Трудиться и молиться
Родился будущий священник 20 марта 1958 года в селе Широкое, Виноградовского района неподалеку (в 50 км) от районного центра Мукачево – одного из древнейших поселений на территории современной Украины. Располагается село Широкое в одном из красивейших мест Закарпатья, неподалеку от трассы Львов-Ужгород. Природа этих мест почти девственная, мало затронутая хозяйственной деятельностью человека. Здесь от века сохраняется дух естественной патриархальной жизни.
Родители о.Владимира в молодости
Отец Михаил Феер положил начало священническому роду, в котором теперь семь человек служат у престола Божия
Род Фееров веками жил и трудился на землях Закарпатья, храня веру и обычаи своих предков. И, вероятно, праведный это был род, так как в ХХ веке из него произошло сразу семь (семь – число полноты!) священнослужителей. «У нас на Закарпатье, – говорит протоиерей Владимир, – есть село, из которого произошли сразу двадцать священников! Это ли не говорит о духовных традициях этого края? Вот и наша семья стала теперь священнической»…

Начало этому священническому роду положил отец протоиерея Владимира, ныне здравствующий протоиерей Михаил Феер. Его духовное горение и любовь к Богу поражают. За эту пламенную веру Господь увенчал отца Михаила радостью о большой семье, служащей Богу и людям.

Маленький Володя на руках мамы
С самых детских дней будущий отец Михаил трудился не покладая рук. Семья была крестьянская, и как принято тогда было, многодетная – одиннадцать человек детей. Советская власть на Карпаты пришла поздно, потому здесь хранились патриархальные обычаи послушания старшим и труда на земле с самого раннего детства. Это была, прежде всего, работа на виноградниках и клубничных плантациях, которыми до сего дня славится село Широкое. В юности глава семейства Михаил Феер приобрёл ещё и профессию столяра-краснодеревщика, которая потом будет кормить его семью. Приходилось также ухаживать за скотиной и перегонять стада на дальние расстояния для продажи. Скотину о. Михаил будет держать в своём хозяйстве до самых почтенных лет – такова крестьянская закваска!
Дедовский дом в селе Широком, в котором родился будущий священник Владимир феер
Читая повествования о подвижниках, часто встречаешь упоминания о том, как человек оставил все свои земные стяжания и устремился на служение Господу. Такое случается и в наши дни, так произошло и с будущим о. Михаилом. К этому времени у него уже было трое детей, своими руками он отстроил большой просторный дом для семьи, насадил огромный виноградник (тысячу кустов), имел большой огород и плантации клубники. Рядом с домом была построена столярная мастерская с необходимыми инструментами. Семья не знала нужды, так как отец, в то время уже искусный столяр, постоянно получал хорошие заказы, часто ездил на заработки на большие стройки. Словом, если говорить о «земном стяжании», то оно, благодаря неустанным трудам главы семьи, было немалым.

Но вера в Бога и желание служить Ему, в конце концов, приведут его к тому, что он откажется от всего земного богатства. Произойдёт это неожиданно и для семьи, и для односельчан, и отчасти даже для него самого.

Дом в селе Широком, построенный о.Михаилом
Главные черты характера будущего отца Михаила проявились во время служения в армии. Это и естественно. В армейском мужском коллективе, где все поступки на виду, не скроешь ни своих слабостей, ни достоинств. С добрым чувством вспоминает батюшка воинскую часть в далеком от его родины городе Выборге. Ему нравился армейский порядок, дисциплина, ведь они вполне соответствовали той внутренней дисциплине, которая воспитывалась в нём «с молодых ногтей» семейным укладом жизни. Окончив службу, он вернулся домой в звании сержанта, хотя служил в должности старшины. А сыновья отца Михаила, глядя на его армейскую фотокарточку, которая висела на стене родительского дома, гордились отцом и думали: «Как хочется быть на него похожим!» Спустя многие годы они исполнили свою детскую мечту и пошли по стопам отца, выбрав пастырский путь.

Сержант Михаил Феер
С ранних лет Михаил Феер любил бывать в церкви, прислуживал в алтаре храма села Широкое, освященного в честь св. пророка Ильи, пел и читал на клиросе. К этому его приучил родной дядя Андрей, 26 лет прослуживший псаломщиком. Его служение закончилось трагически. В 1971 году, на третий день Пасхи Христовой, он мученически погиб от рук тех, кому ненавистна была и Православная вера, и её служители. Пораженный этим событием, Михаил решил стать священником. В это время ему было уже 34 года. Для того чтобы стоять перед престолом Божиим, нужно было получить образование, и он решил ехать поступать в Одесскую семинарию. Однако в советское время в его возрасте в духовную школу уже не принимали, а кроме того, и священников в Закарпатье хватало. Закарпатье вошло в состав СССР во время войны, храмы там не закрывали, и народ от веры не отрекался. Получив в семинарии отказ, будущий батюшка с тяжелым сердцем возвращался домой на поезде из Одессы. Промыслом Божиим, как теперь уже становится понятно, его соседом оказался архимандрит N. из Архангельска. Михаил поведал ему свою печальную историю, и архимандрит его утешил, сказав: «Приезжай к нам в епархию, у нас священников не хватает. Владыка тебя рукоположит». Слова эти восприняты были как призыв Божий. Только на мгновение будущий батюшка Михаил задумался: «Где Архангельск, а где наше Закарпатье? Это же так далеко, так долго добираться нужно, с пересадками через Москву». Но решение было принято. Приехав домой, он сразу стал собираться в путь. Поначалу поехал только со старшим сыном – будущим протоиреем Владимиром Феером (школу которому, не доучившись последнюю четверть в 8 классе, пришлось оставить, чтобы учиться уже на новом месте). А потом переехала в далекий северный Архангельск и вся семья.
Всё своё имущество, заработанное многолетними трудами, – новоотстроенный просторный дом, виноградники, огород, полные закрома и кладовые, – всё пришлось оставить и переселиться с цветущего теплого юга на суровую северную землю в скромный домик священника.

Епископ Архангельский и Холмогорский Никон тепло принял и вскоре рукоположил Михаила Павловича Феера во священника, направив служить в старинный город Каргополь. Отец Михаил перевез семью, обустроился на новом месте и, долгие годы настоятельствовал в церкви Рождества Пресвятой Богородицы, став известным и уважаемым батюшкой в Каргополе.
Будущий отец Михаил Феер в сане иподьякона перед рукоположением в иереи
Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в Каргополе (1678-1682)
Потом его перевели настоятелем в храм Всех святых в Архангельск. В это время он дважды в год ездил сдавать сессию в Московской духовной семинарии, проживал в общежитии при Троице-Сергиевой Лавре. И здесь отцу Михаилу во сне явилась Матерь Божия, благословляя и, как потом оказалось, предвещая очередную перемену в судьбе.

Храм Всех святых в Архангельске, в котором служил о.Михаил
Архангельскому уполномоченному по делам религии не понравились проповеди отца Михаила, и то, что к нему так тянется народ, а главное – его независимый характер, – и опять пришлось менять место жительства. В Закарпатье стоял родной пустой дом (и сейчас стоит), но там священники не требовались. Однако Бог дал все-таки вернуться с севера на юг – на сей раз в Виницкую область УССР. И опять, уже в 53 года, пришлось священнику заново строить дом, благоукрашать церковь, потом строить новую в соседнем селе...
Теперь уже не одно десятилетие трудится отец Михаил Феер на благо жителей славного села Яланец в Винницкой области в храме святого пророка Илии. За свои усердные труды удостоен он многих церковных наград: протоиерейства, митры, права служения Литургии при открытых Царских вратах. Благочинный и духовник епархии, отец Михаил и в свои 85 лет по-прежнему неутомимо служит Богу и людям.

Но самая большая радость батюшки и великая его благодарность Богу – за своих шестерых детей, за 20 внуков и 8 правнуков, за многочисленных духовных чад. О силе влияния отца Михаила на людей говорит тот факт, что все 3 дочки вышли замуж за мирских людей, которые под впечатлением встреч и общения с батюшкой все как один поменяли свою жизнь, выбрав путь священнического служения.

Ныне отец Михаил живёт вдвоем с матушкой Марфой , но неподалеку обосновались дочки, которые стали матушками-супругами священников , и их дети. Сыновья живут и трудятся в России: о. Владимир – в Гатчине (настоятель Павловского кафедрального собора), о. Павел – в Санкт- Петербурге (настоятель Свято-Богоявленского собора), о. Иоанн – в г. Приморск-Ахтырске Краснодарского края. Часто встречаются все вместе в родном отчем доме.

Даже фотография большого дружного семейства говорит без слов о Божьем благословении, почившем на роде Фееров. Но на этой общей фотографии особенно выделяется кроткая и добрая матушка Марфа.
Конечно, отец Михаил всегда был главным жизненным примером для детей. Но нельзя забывать и о влиянии на детей матушки. Предоставим слово ее старшему сыну – отцу Владимиру: «Мамина улыбка сопровождает меня по жизни. Она улыбнется, и все в жизни становится светлым. А ведь пережито было многое, тяжелые времена были и послевоенные, и потом в переездах. Я даже помню, что за хлебом нужно было стоять большую очередь, ловить машину, когда его подвезут. Спасало только свое хозяйство: корова, овцы, картошки много сажали, помидоры и, конечно, клубника, виноградник. Большой был огород – 50 соток. И мама всегда очень много работала. Кроме того, что по дому надо было все успеть, она еще и в совхозе трудилась. Папа с мамой всегда вставали в 4 утра, чтобы все успеть. Папа и сейчас так встает, и Бог в 85 лет дает ему бодрость. Мама и нас, детей, приучала к труду: кроме того, что трудились на домашнем огороде и виноградниках, мы, когда наступали школьные каникулы, ходили подвязывать совхозные виноградники, потом собирали виноград, собирали разные травы для заготовок, старались норму выполнять. И копеечку в дом приносили, своим трудом заработанную. Недавно маме исполнилось 84 года, и за всю свою жизнь она ни разу не открыла дверь в больницу, никогда ничем не болела. Это потому, что она всегда была очень спокойной и молитвенной. И всегда была помощницей папепела на клиросе, когда папа стал священником. И дочек всех мама приучила петь на клиросе. Я стараюсь каждый год навещать папу с мамой. Приезжаю в Винницкую область, а потом мы едем в Закарпатье посетить родственников и могилы дедушек и бабушек. Нас там ждут и встречают всегда с распростертыми объятиями».
Папа и мама протоиерея Владимира
Протоиерей Михаил с сыновьями в Павловском соборе
Начало начал
В 1980-е годы была популярной незатейливая песня, которая (авторы, конечно, об этом не думали) простыми словами говорила о необходимости исполнения пятой заповеди Закона Божия о почитании старших. Слова этой песни очень точно говорят о значении родительского дома в жизни человека: «Родительский дом – начало начал…»
В большой крестьянской семье и мысли не было о пустых развлечениях и вера была органичной, естественной. В ней не старались как-то нарочито воспитывать, не читали нравоучений, в ней жили и вся жизнь была пронизана церковностью.
И в самом деле, именно родительский дом, отношения в нём, усердие и трудолюбие, верность и любовь к Богу, теплое и участливое отношение к ближним, которые видел будущий священник Владимир в доме своих родителей, стали для него неким образцом, которому хочется подражать. «Папа», «мама» – так часто слышится из уст ныне маститого протоиерея Владимира Феера. И видно, что воспоминания о детстве и юности согревают его душу, ведь тот трудовой и молитвенный настрой, который сейчас особо отличает отца Владимира, был получен ещё в детстве и юности.

В большой крестьянской семье и мысли не было о пустых развлечениях и вера была органичной, естественной. В ней не старались как-то нарочито воспитывать, не читали нравоучений, в ней жили и вся жизнь была пронизана церковностью. Все дети семьи Феер участвовали в церковной службе, сызмальства приучались к послушанию церковного чтеца. Особенной ревностью отличался старший сын – Владимир.

Храм пророка Илии в селе Широком
Воспоминания о церковной службе в родном храме до сих пор живы в душе батюшки: «У нас в храме по древнему обычаю мужчины стоят отдельно, женщины отдельно, а девицы стоят по центру. И с непокрытой головой. Я до сих пор не понимаю, зачем маленьким девочкам надевать на голову платок, а иногда еще и длинную юбку. Такой традиции никогда не было. Когда девица выходила замуж, батюшка надевал на нее платок, в знак того, что она становится женой. На Троицу на пол кладут душистую липу, она росла у нас прямо перед храмом. Еще дорогая для меня традиция – народное пение во время службы. Почти всю литургию народ поет вместе с хором, и это дает чувство настоящего единения. Сейчас я прививаю народное акафистное пение в нашем Павловском соборе. Много есть простых мелодий, которые может освоить любой человек. А радости сколько!

В храмах наших в Закарпатье стоят лавки, каждая бабушка имеет свое место. Конечно, пожилые сидят только тогда, когда можно сидеть. А молодые стоят всю службу. Храмы наши всегда открыты. Такого нет: отслужили службу и храм закрыли, как частенько в России бывает. Нет, люди всегда могли зайти помолиться, свечку поставить. На Рождество мы всегда ходили по селу калядовать, на Пасху на улице перед храмом святили куличи и яйца, на Крещение ходили «на Иордан».

Сейчас в Закарпатье открыли много новых храмов и монастырей, Господь дал мне возможность подарить иконостас в монастырь в г. Хуст (это по пути к нам в Широкое)».

Чтец Владимир Феер
Власти пытались бороться с народным благочестием. В школе даже придумали анкету (это в 1970-е годы), в которой были вопросы: «Веруешь ли ты в Бога? Ходишь ли в храм? Есть ли дома церковные книги? Читаешь ли ты их?» На все вопросы Владимир безбоязненно отвечал: «Да». И несмотря на то, что директор школы пытался помешать участию Владимира Феера в крестных ходах, а сверстники называли его «попом», он от веры не отступался. Как и его братья и сестры, он не был членом ни пионерской, ни комсомольской организации. Учился хорошо, а в последнем классе школы уже имел водительские права – приобрёл профессию шофера, которая потом пригодится в армии. Тогда же появилось и увлечение всей жизни – фотография. Хотелось запечатлеть красоту родной земли и своих родных людей. И сейчас в доме отца Михаила Феера целая стена увешана фотографиями, сделанными сыном. Так сохраняется память о дорогих людях.
Под пятой "уполномоченных"
В 1960-1970 е годы притеснение верующих не прекращалось. Церковное руководство, как в центре, так и на местах, было практически беспомощно перед произволом властных советских государственных органов. Очень сложно было, например, совершить крещение взрослого человека и даже причастить младенца. Над совершением треб был введен жесткий контроль со стороны государства. Все они заносились в специальные книги с указанием фамилий, паспортных данных, адресов участников. В некоторых местах советскими органами власти велся даже учет количества людей, посещавших храмы. . Информация об участии в церковных обрядах нередко передавалась официальным советским органам и могла служить причиной преследований по месту работы или учебы. Архиепископ Никон (Фомичев) вспоминал: «В 1955 году я был назначен в Архангельск. Храмов там почти не оставалось. В городе действовали три храма, из них два кладбищенских, а в епархии – такой колоссальной – всего 16 приходов. Открывать было почти нечего. Я просил, правда, одну церковь, но мне не только не дали ее открыть, но, наоборот пытались закрыть два храма, а «взамен» дать лишнего священника к собору…
Собор был маленький. Я приехал в Архангельск в феврале и ужаснулся: все обросло инеем, льдом. Оказалось, что каменные плиты пола лежат прямо на земле. Ремонт делать не разрешали. Лишь после долгих переговоров с властями нам разрешили положить в соборе маты (циновки, половики), а в алтаре настелить деревянный пол».


Помимо глобального препятствования нормальному осуществлению церковной деятельности местные власти придирались и ко всем мелочам.

Широко применялась идеологическая обработка общественного мнения через статьи в прессе, в которых приводились «порочащие церковников» факты, не соответствующие действительности. Отрицательный образ верующего стал расхожим приемом надругательсва над церковью в художественных и документальных фильмах той поры.

…Вот в такой атмосфере прошли последние два школьных года будущего протоиерея Владимира в Каргополе. Как мы уже писали, когда отец Михаил поехал «пытать счастья» на север, он взял с собой только старшего сына. И ему пришлось помогать отцу и в быту: он, пятнадцатилетний подросток, готовил обеды, колол дрова, топил печи и прибирался в доме. А вот в храме помогать уже приходилось редко. В Архангельской епархии действовало строжайшее предписание уполномоченного по делам религии – юношам, в том числе и детям духовенства, которым не исполнилось еще 18 лет, участвовать в богослужение запрещалось. Уполномоченный часто вызывал к себе отца Михаила и ругал за то, что его дети входят в алтарь, а иногда читают и поют на клиросе. Но намерение посвятить свою жизнь церкви уже твердо сформировалось у юного Владимира. Тем более, что отец Михаил всякий раз, отправляясь в Сергиев посад сдавать очередную сессию в Духовной семинарии, брал своего старшего сына с собою и там, в славной русской обители, молодой Владимир Феер воочию убеждался в мощи и красоте Православия. Часто был на незабываемом богослужении молитвенника Патриарха Пимена.

В целом Каргополь отец Владимир вспоминает с благодарностью. Приятен понятный русский облик города : широкая река, по берегам которой раскинулся деревянный городок, и возвышающиеся над всеми строениями белые стены и купола множества старинных храмов (18 сохранилось) . Летом здесь людно, много приезжающих туристов. Поперечные улочки короткие, одним концом упирающиеся к реке, другим в поле. Зимой же тихо и спокойно.

История Каргополя, как и любого старинного города, много древнее истории его каменного зодчества. Маленький Каргополь едва ли не ровесник Москве. Первоначальное поселение относится к XI-XII векам.

В Каргополе юный Владимир Феер встретился и с воплощением исповеднического христианского подвига – его отцу помогала монахиня одного из закрытых монастырей Александра. Многому она научила юношу в несении церковного послушания, благодарная память о ней хранится в сердце.

Порядок и дисциплина
Редко в рассказах-воспоминаниях об армии можно услышать слова, которые не устает повторять сейчас протоиерей Владимир: «Как я любил армию! Как мне там нравилось! И сами слова: «Так точно. Слушаюсь. Пост сдал – пост принял» – ласкали мне слух, как музыка. Порядок, дисциплина»...
Старший сержант

Владимир Феер
Духовная целеустремленность не помешала Владимиру успешно отслужить два года в Советской армии, в которую он был призван после окончания школы в 1976 году. Служил в Волгограде. И, несмотря на то, что не был комсомольцем, всегда был на хорошем счету. Физически он был хорошо подготовлен, так как занимался спортом, ходил в секцию самбо. Дважды во время службы (редчайший случай, большая награда!) Владимира отпускали домой в отпуск.
Армейские будни
Был, правда, один существенный момент, который вспоминается с болью – это то, что нельзя было зайти в храм, мимо которого приходилось проходить во время увольнительной. Начальство достаточно «напрягалось» из-за того, что сержант Владимир Феер не был комсомольцем (единственный в части!) и увиливал от постоянных предложений «вступить в ряды», потому добивать их явной демонстрацией своей веры было нельзя. Но зато теперь, когда настоятель Павловского собора видит в его стенах ребят в военной форме, его душа особенно радуется этому, он старается им помочь и духовно, и материально поддержать.
Причащение

военнослужащих

в Павловском соборе
Всё своё личное время в армии Владимир посвящал подготовке к поступлению в духовную семинарию. Вот как об этом вспоминает сам батюшка: «В то время, чтобы поступить в семинарию, надо было много знать наизусть молитв, тропарей и кондаков. И я взял с собой шпаргалки. И, когда уходил на дежурство, заучивал наизусть молитвы. Уже в 17 лет я решил, что буду священником. Хотя папа нас не заставлял. Он говорил: «Профессий много и главное каждое дело делать хорошо, быть достойным человеком». Но мы очень любим папу и с юных лет хотели быть похожими на него».
"Гранит науки"
Вернулся Владимир после армии уже на место нового служения отца – в город Архангельск. И стал здесь близким помощником нового молодого епископа Архангельского и Холмогорского Исидора – был его личным водителем, экспедитором, сторожем складов, чтецом и певцом в храме.
Иподьякон

Владимир Феер.

Архангельск
По благословению владыки и по послушанию родителям ( как в старые времена невесту выбирал не сам, а старшие) в 20 летнем возрасте Владимир Михайлович Феер венчался с племянницей владыки Нонной. Она была родом из пригорода Ленинграда – Гатчины, из Мариенбурга, куда молодая семья вскоре после венчания переехала на постоянное место жительства.
С невестой и друзьями
В 1979 году 1 марта Владимир Михайлович Феер поступил на службу в Павловский Гатчинский собор, был принят на должность чтеца. Осенью того же года поступил в Лениградскую Духовную семинарию. Приходилось совмещать послушание чтеца, а потом дьякона в соборе, с учебой в семинарии.

Расскажем здесь о том, какими были Духовные школы в городе на Неве в то время, когда ректором их был молодой архимандрит Кирилл (Гундяев), ныне – Святейший Патриарх.

Первый смешанный хор семинарии
Святейший Патриарх Кирилл, будучи еще иеромонахом и молодым преподавателем, удивлял воспитанников семинарии живым огнем веры и замечательным изложением сложнейших богословских вопросов.
Живо вспоминает об этом времени митрополит Ионафан (Елецких), который тогда был регентом академического хора, а сейчас является владыкой епархии, в которой служит протоиерей Михаил Феер. Эти воспоминания много говорят о той атмосфере, в которой формировался протоиерей Владимир как священнослужитель.

«Святейший Патриарх Кирилл, будучи еще иеромонахом и молодым преподавателем, удивлял воспитанников семинарии живым огнем веры и замечательным изложением сложнейших богословских вопросов. Все чувствовали, что перед ними преподаватель, который живёт верой воинствующей первенствующей Церкви: его речь изобиловала цитатами Священного Писания, Святых Отцов и Учителей Церкви, которых он знал превосходно. Семинаристы, студенты-академики погружались в стихию исторических теологических коллизий и постепенно познавали свет православной истины… Когда будущий Святейший Патриарх возглавил в качестве Ректора Санкт-Петербургские (тогда Ленинградские) Духовную Семинарию и Академию, то пульс жизни духовных школ разительно изменился. Новый Ректор придал храмовым богослужениям миссионерское звучание. Каждую Литургию будущий первосвятитель неукоснительно проповедовал в храме, стены которого уже не могли вместить желающих услышать его вдохновенное слово.

Ректор семинарии архимандрит Кирилл с воспитанниками
Вспоминается, как убедительно звучали проповеди владыки Кирилла в академическом храме в период Великого Поста и Страстной седмицы. Как внятно и, по-особому выразительно, читал владыка Кирилл тропари Великого покаянного канона св. Андрея Критского. Этот стиль чтения покаянного канона можно смело именовать «Кирилловым напевом». Глубоко западали в душу нравственные поучения на покаянную молитву св. Ефрема Сирина, а служение им Святой Евхаристии с внятным чтением евхаристических молитв просто потрясало. В храме тогда стояла одна семья, одна душа, одни уста: весь народ стройно пел на каноне Св. Евхаристии «Милость мира», «Достойно есть», «Отче наш»… Заметьте, это было время господства государственного атеизма, запретов миссии Церкви среди молодёжи, на приходах немногие дерзали свободно проповедовать. Но, даже став епископом, владыка Ректор нисколько не сбавил миссионерского темпа. Дополнительно к проповеди на Литургии он практически стал читать тематический курс богословия в рамках традиционного чтения вечернего акафиста перед чтимым Царскосельским образом Божией Матери, который и поныне находится в академическом храме. Из Питера и даже из его пригородов в храм стали стекаться студенты светских ВУЗов и творческая интеллигенция.
Архимандрит Кирилл выступает с проповедью в академическом храме
Фактически, при Духовной Семинарии и Академии владыка Кирилл, обойдя все запреты властей, сумел организовать неформальную богословскую школу для мирян. Он сеял Слово Божие в души студентов ВУЗов и потом они поступали в духовные школы Питера и сами становились преподавателями в их стенах. Таким образом, благодаря владыке Кириллу была спасена и передана профессорско-преподавательская эстафета новому поколению богословов РПЦ и православных педагогов.

Я уж не говорю о том, что благодаря Владыке Кириллу, при полном одобрении владыки Митрополита Никодима, в Русской Церкви появилась целая плеяда православных женщин – педагогов, которых стали готовить в Регентском отделении при Ленинградских Духовных школах, организованном по инициативе Преосвященного Владыки Кирилла. Этот опыт распространился потом и в другие епархии РПЦ…»

Два брата-семинариста Павел и Владимир Фееры
При ректорстве архимандрита Кирилла была пересмотрена программа обучения, и стало уделяться большое внимание общей культуре будущих пастырей, хотя давление государства на церковь в то время было очень ощутимым. Запрещалось издавать учебные пособия, преподавать общеобразовательные дисциплины (психологию, логику, историю философии, историю литературы), необходимые для усвоения богословия. Власти опасались всесторонне подготовленных священнослужителей. Учебные пособия существовали в виде машинописного набора или изданных на гектографе брошюр, но тот, кто хотел получить полноценное образование вполне мог в этом преуспеть, общаясь с опытными преподавателями, которыми славилась в то время Ленинградская Духовная школа. Протоиерей Владимир Феер с благодарностью и ныне вспоминает имена своих преподавателей: протоиерея Ливерия Воронова, протоиерея Игоря Мазура, протоиерея Александра Ранне, протоиерея Бориса Безменова, протоиерея Аркадия Иванова, Игоря Цезаревича Мироновича, протоиерея Владимира Мустафина,
Из книги игумена Николая (Парамонова) "Шёл человек к Богу"
Уместно в этой главке также привести воспоминания, которые очень живо передают атмосферу жизни и учебы в Духовный школах в 1980-е годы. Их автор – сверстник протоиерея Владимира игумен Николай (Парамонов), который поступил в семинарию на год позднее, а потом сам стал в ней преподавателем, ныне же является настоятелем Свято-Троицкой Приморской Сергиевой Пустыни. Воспоминаниям о Духовных школах посвящено немало страниц в его мемуарной книге «Шел к Богу человек».

«Трудно описать пером это потрясающее душу впечатление. Когда я вошел, то лишь кое-где в храме и на престоле в алтаре видны были горящие лампадки; в основном, в церкви царили торжественный полумрак и тишина.

Студентов Академии, Семинарии и слушательниц регентского отделения уже к началу молитвы набился полный храм.

После небольшого возгласа вышедшего на солею священника, «учиненный чтец» однотонным ровным голосом прочитал молитвы и выключил освещающую его книгу настольную лампу. Священник с крестом в руке сказал отпуст и ушел в алтарь.

Вдруг все, стоящие в церкви, разом опустились на колени и запели. Что это было за пение чудное! В нем было все: и боль души, и щемящая надежда. ­Казалось: это поет один большой души человек, умеющий всей полнотой сил славить своего Создателя и достойно благодарить Его.

Особенно чудны были припевы многим святым в конце, после чего звучало: «Упование на тя надеющуюся, спаси Церковь Твою, юже стяжал честною Твоею кровью…»

Когда, приложившись к иконам, стали выходить в коридор, то у некоторых новоначальных учащихся блестели невысохшие слезы. Да, это была удивительная «баня души».

В воскресенье была Божественная литургия. Два стоящих друг против друга большущих хора юношей и девушек составляли «душедвижную цевницу» службы...

Духовником Епархии в то время был архимандрит Кирилл (Начис). Его напутствие будущим священникам было значимо для протоиерея Владимира Феера: «…Молись вместе с людьми и кайся. Господь покажет удивительные души прекрасных людей, у которых будешь учиться и делиться тем, что пошлет Господь, что накоплено в сокровищнице Церкви, у богословов, у святых отцов. Священник призван возвещать Евангелие Царства Христова, быть светом, где мрак, быть надеждой, где надежда уже умерла. Быть свидетелем правды страдающей во всем мраке обезображенного безбожием мира».

Людмила Ильюнина
Православная писательница